тихомиров сравнительное П развитие концепции




Сравнительное правоведение: развитие концепций и общественной практики

Тихомиров Ю.А.Журнал российского права, 2006.

Государства всегда вступали в отношения друг с другом. Нации и народности, люди стремились и стремятся больше знать о «соседях», обмениваться опытом, достижениями в разных сферах жизни, совместно решать общие проблемы. Интенсивное развитие экономики, торговли, науки и культуры обусловливает плотность и концентрированность связей и контактов государств и экономических структур. И политические, и межгосударственные союзы побуждают изучать и сравнивать иностранное право, умело его использовать, находить юридические компромиссы и общие правовые решения. Сравнительное правоведение играет здесь роль «легального моста» между «государственными берегами».

Накопленный потенциал сравнительного правоведения

Методы сравнительно-правового анализа имеют большую историю. Их применяли ученые и мыслители прошлых веков, когда сопоставление государственных учреждений и институтов давало более яркую картину. Монтескье, разрабатывая теорию разделения властей, глубоко изучал опыт республик древности и особенно английский парламентаризм. И в России, начиная с Петра I, происходило заимствование иностранных типов учреждений, регламентов и т.п. В своем труде «Энциклопедия законоведения» (1839 г.) К.А. Неволин использовал литературу по истории законов. В конце XIX — начале XX в. в трудах Ковалевского, Чичерина, Коркунова, Елистратова, Петражицкого и др. можно обнаружить немало компаративистских сюжетов, как историко-сравнительных, так и применительно к сравнению современных им систем. Но акцент чаще делался на сопоставлении государственных институтов и связанных с ними законов.

Уместно отметить и известное продолжающееся полуторастолетнее противостояние «славянофилов» и «западников», которое выражается в критике, отчуждении «западных образцов» в государственной сфере и в правовой сфере. Право в России, по мнению первых, должно строиться не на копировании иностранных юридических теорий прав личности и т.п., а на традиционной византийской почве с ее общинным укладом жизни и «обязательным государством» как государством общего дела <*>.

———————————

<*> См., например: Алексеев Н. Русский народ и государство. М.: Аграф, 1998. С. 68 — 141, 372 — 385.

В начале XX в. в Европе формируется такое научное направление, как сравнительное правоведение, чему во многом способствовало создание в 20-х гг. Международной академии сравнительного права. Полезна международная серия «Introduction» (введение) к национальному праву отдельных стран. Появилось много трудов по компаративистике как общего характера, так и применительно к отдельным отраслям и регионам <*>. Речь идет не только о сравнении законов и иных актов, но и о влиянии правовых принципов и концепций не только на законодательную, но и на судебную практику <**>. В нашей стране переведен ряд книг по сравнительному праву, появилось немало оригинальных трудов о зарубежной правовой культуре <***>.

———————————

<*> См., например: Schlesinger R.B. Comparative Law. Cases — Text — Materials. V-th ed. Mineola; N.Y., 1980; International Encyclopedia of Comparative Law. Volume (National Reports), 1987.

<**> Law Making, law Jinxing, and law shaping / Ed. by B.S. Markesinis. Oxford University Press, 1987. P. 37 — 41.

<***> См.: Голландская правовая культура / Отв. ред. В.В. Бойцова и Л.В. Бойцова. М., 1998.

В отечественной юридической науке можно условно выделить четыре этапа сравнительного правоведения. До 1917 г. характерно объективистское описание зарубежного правового опыта, после 1917 г. — критический этап, когда иностранные доктрины и правовая практика подвергались негативной оценке. Третий — 60 — 70 гг. XX в. связаны с переводом ряда иностранных книг и первыми отечественными трудами по компаративистике. Четвертый — современный период серьезного внимания к иностранному опыту правового развития и активного поиска крупных правовых решений.

В «правовой картине» мира обнаруживаются общие черты мирового правового развития и специфика законодательства различных государств. Крупные общественные преобразования в России и других странах СНГ исходят из признания верховенства права, приоритета прав и свобод граждан, формирования правового государства, разделения властей, децентрализации управления, свободной экономической деятельности. Формируются демократические принципы правотворчества и правоприменения, новые правовые институты. При некоторой правопреемственности переосмысливаются старые юридические формы и взгляды, создаются новые нормы, отражающие движение этих стран к гражданскому обществу и социально-рыночной экономике. Национальные правовые системы развиваются во все большей взаимосвязи между собой. Усиливается юридико-идеологическое и нормативно-структурное влияние правовых систем иностранных государств и тех общих классических правовых доктрин, которые ранее отвергались.

Законодательство и правовую систему нельзя рассматривать вне их связи с динамичными правовыми массивами межгосударственных объединений и особенно с международным правом. Такой «правовой треугольник» служит общим правовым пространством, на котором взаимодействуют и сосуществуют разные нормативно-правовые массивы. В их связи есть немало устойчивого и закономерного, есть много противоречивого и случайного. В основе лежат общие интеграционные процессы и укрепляющееся сотрудничество государств в экономической, социальной и иных сферах. Причем очевидна тенденция выделения сферы правового сотрудничества и взаимоотношений, в рамках которой наблюдается взаимопроникновение правовых теорий, учений и взглядов, интенсивный обмен правовой информацией, принятие согласованных или сходных актов и норм.

Поэтому понятно, почему в условиях нарастающей правовой интеграции возрастает роль сравнительного правоведения. Как известно, велись длительные споры по поводу его природы как отрасли права, как методологии правовых исследований, как одного из правовых методов, как учебной дисциплины. Каждая грань правоведения имеет свой смысл. И все же, по нашему мнению, сравнительное правоведение представляет собой расширяющуюся область научного юридического знания и представляет теоретико-методологическую дисциплину в системе права. Пришло время включать в классификацию юридических наук «сравнительное правоведение» в рамках специальности «12.00.01».

Основоположником современной теории сравнительного правоведения можно с полным основанием считать Рене Давида, который обосновал ее предмет и основные понятия <*>. Его типология правовых систем как правовых семей основана на историко-культурной и нормативно-юридической специфике семей с добавлением политико-идеологических критериев, как это было в ранних изданиях с признанием социалистической правовой семьи. Марк Ансель <**>, К. Цвайгерт и Х. Кетц <***> и другие продолжили исследования в этом направлении.

———————————

<*> См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1996.

<**> См.: Ансель М. Методологические проблемы сравнительного правоведения. Очерки сравнительного права. М., 1986.

<***> См.: Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. М.: Международные отношения, 1995.

Отметим работы американского профессора Кристофера Осакве, который выделяет в сравнительном правоведении общую часть (правовые семьи, их классификация, включая социалистическое право, кодификация, юридическое образование и профессия, судебная система, законодательная и исполнительная власть) и особенную часть (сравнительное гражданское право — юридические лица, обязательства, ответственность, сравнительный гражданский процесс, в том числе Франции, Германии, США). В книге много полезных инструментальных характеристик <*>.

———————————

<*> См.: Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах: общая и особенная части. М.: Дело, 2002.

Устойчивую позицию долгие годы занимает Международная академия сравнительного права. Проводимые один раз в четыре года конгрессы отражают интерес компаративистов мира как к традиционным, так и к новым правовым темам. В повестку XVII конгресса (июль 2006 г.) включены такие темы, как конституционные гарантии правосудия, прецедент и право, референдум, ответственность судей, границы права собственности, правовой статус мигрантов, правовые механизмы устранения коррупции в публичной службе, формирование европейского конституционного права и др.

В отечественной литературе 60 — 80-х гг. XX в. появились работы по вопросам социалистического сравнительного правоведения (Тилле, Туманов и др.).

Примечательно: и в прошлые годы, и сейчас во всех учебниках по теории государства и права выделяются главы об основных правовых системах современности. Их содержание раскрывается через понятие «правовая семья», которое охватывает совокупность национальных правовых систем со сходными источниками права, понятиями, отраслями, нравственно-религиозными корнями <*>. В другом определении правовая система предстает как обусловленный объективными закономерностями целостный комплекс взаимозависимых и согласованных специальных и общих правовых средств правового воздействия на общественные отношения <**>. Но во всех случаях содержательное сравнение остается вне поля зрения, поскольку трактовка теории права дается параллельно с характеристикой иностранных правовых систем.

———————————

<*> См.: Теория государства и права. М.: Юристъ, 2006. С. 587 — 614.

<**> См.: Скакун О.Ф. Теория государства и права. Энциклопедический курс: Учебник. Харьков: Эспадо, 2005. С. 326 — 384.

За последние полтора десятилетия появились специальные труды по сравнительному правоведению, различающиеся преимущественно по одному критерию — это научный метод или научная дисциплина. В них рассматриваются вопросы истории, методологии и функций сравнительного правоведения, критерии и виды правовых систем. Причем уровнем сравнения является либо национальная система в целом, либо ее отрасль. Не без нашего влияния вводится анализ соотношения национального и международного права <*>. «Набор» правовых систем примерно одинаковый, хотя в некоторых трудах сохраняется интерес к социалистической семье и постсоветским правовым системам <**>. Заметно «насыщение» предмета философскими и культурологическими аспектами <***>.

———————————

<*> См.: Саидов А.Х. Сравнительное правоведение. М.: Юристъ, 2000; Марченко М.Н. Сравнительное правоведение: Учебник для вузов. Общая часть. М.: Зерцало, 2006.

<**> См.: Бехруз Х. Введение в сравнительное правоведение. Одесса: Юридична литература, 2002.

<***> См.: Тихомиров А.Д. Юридическая компаративистика. Философские, теоретические и методологические проблемы. Киев: Знание, 2005.

Отметим главное — за последнее десятилетие произошел переход от постановки общих вопросов к более предметному сравнительному анализу — в отраслях права, страноведческий обзор, институциональный принцип. И это обогащает кладовую науки <*>. Появились новые журналы — «Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения», «Ежегодник сравнительного правоведения», «Энциклопедия сравнительного правоведения» (Киев) и др.

———————————

<*> См.: Киселов И.Я. Сравнительное трудовое право: Учебник. М.: Проспект, 2005; Основные институты гражданского права зарубежных стран: Сравнительно-правовое исследование. М.: Норма, 1999; Малиновский А.А. Сравнительное правоведение в сфере уголовного права. М.: Международные отношения, 2002; Административное право зарубежных стран: Учебник. М.: Спарк, 2003; Институты конституционного права зарубежных стран. М., 2004; Саидов А.Х. Национальные парламенты мира. М.: Wolters Kluwer, 2005.

О новой природе сравнительного правоведения

Развитие исследований в области сравнительного правоведения — отрадное явление. Но в ней слишком узко трактуется понятие «правовая система». Явно не хватает инструментально-методического аспекта, когда были бы разработаны средства анализа, сравнения, оценки, представлены выводы изучения и практические предложения. К тому же акцент на сопоставление преимущественно законов оставляет в тени другие явления правовой жизни. Ведь правоведение не синоним права, и оно охватывает все источники права, государственные и иные институты, юридические учреждения, правоприменение, юридическое образование и науку.

Исходя из этого, автор в своей книге «Курс сравнительного правоведения» предложил более широкий спектр исследуемых элементов правовой системы и ввел нормы международных организаций и межгосударственных объединений как своего рода общий знаменатель, как критерий, как ускоритель сближения национальных правовых систем <*>.

———————————

<*> См.: Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М.: Бек, 1996.

В другой работе использована схема построения книг издательства «Kluwer», когда рассматриваются юридические и институциональные элементы, способы сравнения, сближения, гармонизации и унификации норм разных правовых систем. Причем анализ развития публичного и частного права и охватываемых ими отраслей российского права дается в сопоставлении с соответствующими отраслями иностранного права <*>. Этим достигается более строгое предметно-инструментальное сравнение.

———————————

<*> См.: Тихомиров Ю.А., Талапина Э.В. Введение в российское право. М.: Городец, 2003.

Продолжая развивать свою концепцию, полагаю целесообразным видоизменить некоторые понятия в рамках сравнительного правоведения. Сохраняя в качестве базового объекта понятие «правовая система», считаю возможным, во-первых, отказаться от отождествления ее с понятием «правовая семья», имеющим устойчивые историко-культурологические корни. Во-вторых, расширить круг объектов изучения за счет отнесения к ним четырех видов макроправовых систем — национальной правовой системы, правовой семьи, правовой системы межгосударственных объединений и системы международного права. Происходит смена векторов притяжения — наряду с «парными» сравнениями возрастает роль «многочленных сравнений». В таком виде можно вести речь о современной правовой карте мира, где видны границы и пересечения систем.

Таков макроуровень сравнительно-правового анализа. Второй его блок составляют: а) нормы; б) законы и иные правовые акты; в) правовые институты; г) подотрасли законодательства; д) отрасли законодательства; е) правовые массивы; ж) системы законодательства; з) предметы и методы правового регулирования; и) юридические понятия и термины; к) юридическая техника. Третий блок — ситуационно-целевой, когда для транснациональных проектов и т.п. изыскиваются новые правовые решения. В четвертом блоке или круге сравнения можно выделить: а) правовые концепции; б) правосознание; в) правовую культуру; г) правомерное и неправомерное поведение. Пятый блок охватывает: а) юридическое образование; б) юридическую профессию. Шестой блок включает государственные и общественные институты, опосредуемые правом.

Самостоятельное и «пересекающееся» существование отмеченных объектов анализа представляет собой загадочный клубок, который надлежит вдохновенно распутывать ученым и практикам. Причем сравнения могут быть добровольными по усмотрению какой-либо страны, вытекать из ее договорных обязательств с другой страной либо из обязательств членства в международной структуре.

Сравнительно-правовой анализ нельзя ограничивать нормами и институтами, поскольку их внешнее сходство и различие заманчивы лишь для поверхностного взгляда. Мировоззренческий источник кроется в природе и уровне правосознания, образах права, в нравственно-религиозных представлениях. Исследования показали значение этих вопросов <*>, и их надо учитывать при оценке влияний «внешних» иностранных концепций и теорий на сознание и правовое поведение граждан другого государства. Именно правовые семьи являются хранилищем таких идей, взглядов и ценностей.

———————————

<*> См.: Курильски-Огивэн Ш., Арутюнян М.Ю., Здравомыслова О.М. Образы права в России и Франции. М., 1995; Лафитский В.И. Поэзия права: страницы правотворчества от древности до наших дней. М., 2003.

Нельзя при этом лишать сравнительное правоведение его целевых ориентиров, поскольку в противном случае оно превратится в «безликий» набор инструментов сравнения. Выделяя функции сравнительного правоведения, мы хотим подчеркнуть их ориентирующий и критериальный, оценочный смысл. К таковым можно отнести информационную функцию, аналитическую функцию, критическую функцию, интегративную функцию, доминантную функцию. Эти функции в реальной жизни находятся между собой в подвижном соотношении, причем очевидны акценты на те или иные функции в разные периоды национально-государственного и международного развития. Опыт нашей страны подтверждает, насколько различимы и изменчивы критерии оценки российского законодательства со стороны отдельных государств и международных структур. Так было в прошлые годы, и такая картина наблюдается и в настоящее время.

Долгие годы исследователи в рамках сравнительного правоведения обходили вниманием вопрос об интересах. Создавалось впечатление о достаточности абстрактного изучения нормативно-правовых массивов и институтов, хотя практические курсы действий государств во внутренней и внешней политике служили его реальной пружиной. Вот почему считаем нужным ввести в оборот такие понятия, как «всеобщий интерес» — универсальный интерес в масштабе мирового сообщества, «общий интерес» — в отраслях и сферах совместной деятельности государств, «национальный интерес», отражающий государственный суверенитет стран <*>. Соотношение этих интересов, их сочетание, согласование или противоборство служит движущим фактором реальных изменений правовых систем и их связей между собой.

———————————

<*> См.: Правовое обеспечение национальных интересов. М., 2005.

Интеграция и суверенитет

Интересы и суверенные права государств не должны ограничиваться под напором глобализации, ибо каждое из них само определяет области сотрудничества и области соперничества <*>. Вступая в союзы и иные объединения, государства приобретают дополнительные возможности реализовывать свои интересы — как национальные, так и общие <**>. Сферы торговли и экологии — тому наглядные примеры.

———————————

<*> См.: Мергелов М. Внешняя политика должна быть национальной; Караганов С. Критическая масса // РГ. 2006. 5 мая.

<**> См.: Глобализация и законодательство (очерки). М.: Городец, 2004. С. 69 — 132.

Договоры и соглашения о сотрудничестве прокладывают путь для сближения правовых актов и институтов.

Более высокой формой взаимодействия государств являются договоры о союзах — таможенные, торговые, военные и т.п., которые допускают создание соответствующих структур и унификацию правовых норм.

Распространенной формой международного сотрудничества является международная организация. Ее разновидности — универсальные типа ООН, специализированные типа ВТО, МОТ и ЮНЕСКО, региональные и субрегиональные — означают принятие государствами-членами на себя соответствующих обязательств и их неукоснительное выполнение. Институты международных организаций обеспечивают тесное взаимодействие государств в лице национальных органов. Причем налицо очевидная тенденция нарастающей специализации таких структур в сферах промышленного развития, атомной энергии, гражданской авиации, продовольствия и сельского хозяйства, морского права, туризма и т.д. Существует много экономических организаций государств Америки, Азии и Тихого океана, арабского Востока, Африки <*>.

———————————

<*> См. подробно: Герчикова И.Н. Международные экономические организации. М.: АО «Консалтбанкир», 2000.



Среди международных структур все больший удельный вес приобретают межгосударственные объединения. Это — более высокая степень государственно-правовой интеграции. Для нее характерны: а) общие историко-социальные судьбы государств; б) географическая близость; в) отражение в структуре системы национально-государственных институтов и их жесткое взаимодействие; г) строгая «связанность» национальных правовых актов императивными актами межгосударственных объединений; д) наличие специальных процедур разрешения споров между государствами-членами. Объединения такого рода признаны конституциями ряда государств, в том числе Конституцией РФ (ст. 79).

Вступая в международные и межгосударственные объединения, государства берут на себя обязательства по приведению национального законодательства в соответствие с их нормами и по признанию обязательности их реализации в ходе дальнейшей деятельности. Так было со вступлением России и других стран в Совет Европы и принятием ими соответствующих программ корректировки своих законодательных актов. Подобные императивы реализовать сложно, и поэтому ведется большая подготовительная работа. Другой пример — 18 марта 2004 г. принят Закон Украины «Об общегосударственной программе адаптации законодательства Украины к законодательству Европейского союза», которая рассматривается как механизм достижения соответствия Копенгагенскому и Мадридскому критериям приобретения членства в ЕС.

Наряду с публично-правовой интеграцией отчетливо выявляется тенденция частноправового характера. Их обоснованно считают субъектами субправа <*>, поскольку они раздвигают границы отражения корпоративных интересов. Всемирный банк, МВФ и экономические объединения национальных бизнес-структур активно влияют на национальную и международную политику и на принятие решений государственными органами и международными структурами. В то же время американская модель глобального административного права включает международные экономические и транснациональные организации, в «сетях» которых действуют все участники — государственные и иные организации. Их глобальные нормы и стандарты ограничивают действие национальных норм, без каких-либо квазипарламентских или ратификационных процедур. Не ущемляют ли эти функциональные связи суверенитет государств?

———————————

<*> См.: Law and Contemporary problems. The emergence of global administrative Law. Vol. 68. Summer/School of Law Duke university autumn 2005. Durham, North Carolina.

Казалось бы, интеграционные процессы находятся в сферах влияния разных международных структур, и каждая из них занята своими делами. Однако это не так. Острые политические и экономические противоречия негативно влияют на устойчивость институтов международно-правовой регуляции. Труднее решаются общие вопросы, рвутся договоренности, бездействуют одни и активно проявляют себя другие институты. Государства нередко считают себя не связанными заключенными международными обязательствами и ищут политические, экономические и военные выгоды с помощью перемены курсов.

Типичным примером в этой связи может служить история ратификации проекта Конституции Европейского союза. Во Франции и Голландии он был отвергнут избирателями, что вынудило скорректировать курс европейской интеграции. Процесс ратификации Конституции был продлен на два года.

Обостряется противоборство при решении конкретных задач, при этом национальные интересы нередко приносятся в ущерб корпоративным интересам, а международные — государственным. Транснациональные корпорации и компании ведущих стран при заключении и расторжении договоров — производственных, торговых, технологических, ресурсных — нередко жестко «давят» и угрожают партнерам. «Усмотрение» отдельных стран иногда служит поводом для жесткой оценки внутренних институтов других государств. Некоторые законы США о свободе и демократии в России, об объеме торговых отношений легализуют такую дискриминацию.

Давление международных и государственных структур с угрозами бойкота и санкций наносит ущерб национальным и международным интересам. Жесткие требования ВТО к России затрудняют мягкое вхождение нашей страны в сферы ее действия.

Вместе с тем выявляется проблема дублирования и несогласованности стандартов разных межгосударственных объединений по некоторым предметам регулирования. Таковы нормы ряда модельных законов, соглашений о тарифах, о ценах. Подобные юридические коллизии надо заблаговременно предотвращать, а при их возникновении использовать легальные процедуры. Столь же важно своевременно и в полном объеме выполнять обязательства государств — членов межгосударственных объединений.

Новые подвижные союзы подчас блокируют деятельность ранее созданных объединений. Более острой становится проблема провозглашенных и реальных политических и экономических курсов России и стран СНГ. Нормы их структур становятся тесными и необязательными для некоторых членов. Украина и Грузия во все большей степени тяготеют к Европейскому союзу и НАТО, к оживлению ГУУАМ вместо договора четырех стран о едином экономическом пространстве. Меняются договоренности по поводу использования действующих или строительства новых газо- и нефтепроводов, транспортных магистралей. Функциональные интересы довлеют над общими договоренностями.

И это отнюдь не локальная рокировка. На них влияют общие перемены в мире под влиянием глобализации и политики США.

И нашей стране важно определять свое место в международном разделении труда, в мировом экономическом обмене, в обеспечении стабильных социальных и гуманитарных связей и экологического благополучия, и особенно прочной безопасности. В научном плане представляются актуальными следующие проблемы:

а) обеспечение стабильности национальных интересов и суверенных прав государств;

б) расширение исследований меняющегося соотношения международного и национального права, особенно в условиях трансформации представлений о праве всеобщем, общем, региональном, об объемах суверенных полномочий государств и полномочий, переданных ими межгосударственным структурам;

в) обоснование высокой роли общеправовых принципов международного сотрудничества и норм межгосударственной деятельности;

г) углубление анализа различных форм, правовых режимов и институтов межгосударственной интеграции с учетом динамики внутренней, региональной и международной обстановки;

д) систематическое изучение механизмов взаимодействия органов государств и институтов межгосударственных объединений.

Правовые различия и сближение национальных законодательств

Как отмечалось выше, анализ в рамках сравнительного правоведения во многом предопределяется его функциями. Они «задают» целевую ориентацию и программу изучения, сопоставления, оценки и подготовки выводов и предложений. Речь идет не об одномоментном взгляде, а о сложном познавательно-аналитическом процессе.

Причем правовые различия неодинаковы по своей природе и с точки зрения возможностей их преодоления. Можно вести речь о временных и долгосрочных различиях и о различиях, не устраняемых даже в отдаленном будущем.

Правовые различия могут быть:

а) сущностными — например, некоторые догматы мусульманского права, в частности принцип Конституции Ирана «признание Страшного суда»;

б) теоретическими — например, преобладание во французском публичном праве понятия публичных услуг <*>;

———————————

<*> См.: Талапина Э.В., Газье А. О публичном праве (на примере Франции и России) // Право и государство: теория и практика. 2006. N 2.

в) разными по построению отраслей права — например, в Германии среди источников трудового права нет трудового кодекса <*>, в США преобладают процессуальные нормы в административном праве;

———————————

<*> См.: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М.: Спарк, 2001. С. 544 — 546.

г) неодинаковыми формами кодификации — например, во Франции кодексы включают и незаконодательные нормы, на Украине сосуществуют Гражданский и Хозяйственный кодексы;

д) отражением специфики конкретных правовых институтов и норм, правовых решений — например, в экологическом праве Германии делается акцент на стимулирование, в Уголовном кодексе Швеции предусмотрен электронный контроль за осужденным не строже чем на два месяца тюремного заключения;

е) выраженными в особенностях юридической техники и построения законов;

ж) разноскоростными нововведениями — например, в Украине уже принят Кодекс административного судопроизводства, в Казахстане действует Закон «Об административных процедурах», в Белоруссии развивается административная юстиция. Россия лишь планирует новшества;

з) контрастными государственными институтами.

Применительно к выявлению и оценке правовых различий и их преодолению кроме познавательных аспектов есть и деятельностный аспект. В зависимости от целей, которые ставят перед собой государства, темпов и уровней их политического, экономического и социального развития, от характера международных отношений формируются правовые связи с другими государствами. И, соответственно, модифицируются отрасли национального законодательства. Военно-политическое сотрудничество (пакты, союзы и т.п.) «подталкивает» к видоизменению некоторых норм и институтов конституционного и административного права. Ускоренная и масштабная экономическая интеграция побуждает быстрее идентифицировать законодательство о компаниях, транспорте, таможенном деле, технические правила и регламенты и т.п. Другие отрасли развиваются в прежнем русле с небольшими изменениями либо ждут «своего часа».

Свое влияние оказывают членство в международных структурах и их нормы. Для Европейского союза это первичное законодательство (известные Договоры 1957, 1992, 1993 — 1997, 2004 гг.) и вторичное законодательство (директива, регламент, решение, заключение, общий принцип права ЕС, решение Европейского суда). Для Евразийского сообщества модельные законы, основы законодательства и др.

Охарактеризуем прежде всего термины, используемые в процессе сравнения национальных законодательств:

1. Сравнительно-правовой метод — способ анализа правовых явлений. 2. Правовые различия — правовые нормы, акты и институты, не совпадающие по целям, природе и субъектам в сферах их действия. Могут быть быстроустранимыми, трудноустранимыми, непреодолимыми. 3. Сближение законодательств различных стран — курс государств на согласование принципов правового регулирования на основе норм международного права, определение этапов и совместных мер по развитию национальных законодательств. Выработка общих правовых позиций. 4. Гармонизация законодательств — способ обеспечения единства в многообразии. Согласование концепций и программ правового развития. Выработка общих нормативных понятий и оценок. Упорядоченность правовых действий. 5. Унификация законодательств — метод, с помощью которого государства осуществляют единообразное регулирование правовых отношений. Выражается в создании единообразных актов и норм, заменяющих или действующих субсидиарно с национальными нормами. 6. Имплементация — исполнение государством международно-правовых норм путем их включения в национальную правовую систему. Фактическая реализация международных обязательств на внутригосударственном уровне. 7. Адаптация — процесс приведения национальных актов к общим принципам и стандартам. 8. Стандарт — технико-юридическая норма, обязательная для применения при совершении действий технико-экономического и иного характера. 9. Синхронизация — сближение национальных правовых систем, формирование правовой системы международного союза, координация деятельности по созданию аналогичных или сходных правовых норм. 10. Юридическая инвентаризация — учет и обзор действующих правовых актов.

Теперь рассмотрим методы анализа закона иностранного государства. К ним относятся: 1) цель анализа и критерии выбора и оценки закона; 2) оценка принадлежности закона к той или иной правовой семье, межгосударственному объединению; 3) влияние общей правовой доктрины на концепцию закона; 4) определение предмета законодательного регулирования (вида и объема общественных отношений) и структуры закона; 5) определение места закона в подотрасли, отрасли, системе иностранного законодательства, соотношение с другими правовыми актами; 6) изучение специфики нормативных понятий и терминов, используемых в законе; 7) установление способов регулирования статуса юридических и физических лиц, их прав, обязанностей, взаимоотношений и ответственности; 8) общее и особенное в способах юридической техники (видов норм, их структуры, отсылок и ссылок и т.п.); 9) характер и виды средств обеспечения действия закона (гарантия, контроль, суд и др.); 10) оценка степени различий или сходства с аналогичным законом России или другого государства.

Для исследования государственных институтов (органов) зарубежных стран необходимо обратиться к следующим объектам изучения: 1) характеристика конституционного статуса института; 2) выявление законов, которые устанавливают статус института; 3) порядок образования института; 4) каким образом определена компетенция органа и группы осуществляемых им функций (полномочий); 5) в каких отношениях находится государственный орган: а) с президентскими, парламентскими и управленческими институтами, б) с судебными органами, в) с местным самоуправлением. В каких формах обеспечивается демократическое участие граждан.

Приведем перечень способов преодоления юридических различий и сближения национальных законодательств.

I. Программные средства:

1. Программы сближения национальных законодательств (по тематике, сферам и т.п.). 2. Программы гармонизации правовых принципов и институтов. 3. Договоры о правовом сотрудничестве. 4. Соглашения о правовой помощи. 5. Совместные и координируемые юридические действия и меры. 6. Общее признание и согласованная ратификация международных актов. 7. Легальное признание общего правового пространства (концепции, договоры). 8. Процедуры согласования подготовки и принятия национальных правовых актов.

II. Нормативные средства:

1. Словарь нормативных понятий, терминов (глоссарий). 2. Модельные законодательные и иные акты (межгосударственных объединений, международных и экономических организаций). 3. Типовые проекты актов. 4. Имплементация норм международных договоров и т.п. 5. Единые стандарты (экологической безопасности и т.п.). 6. Единообразные нормы (обслуживания и т.п.). 7. Унификация — введение единых норм, актов и т.п. 8. Общий или распространенный юридический режим (инвестирования, налогообложения, создания юридических лиц и т.п.). 9. Признаваемый равный объем прав субъектов (инвесторов, предпринимателей и др.). 10. Выравнивание уровней правового обеспечения (пенсий и т.п.). 11. Признание юридических документов (дипломов об образовании и др.). 12. Введение упрощенного порядка (приобретения гражданства и т.п.). 13. Равная юридическая защита субъектов. 14. Равнообязательные юридические требования. 15. Допускаемые правовые льготы и стимулы. 16. Распространение санкций.

Нужно разрабатывать конкретные методики. Так, Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 г. четырех стран (а позднее — пяти государств) предусматривает сближение национальных законодательств. Для этого подготовлены Методические рекомендации по сравнительному анализу национальных законодательств государств — участников Договора от 29 марта 1996 года, подготовленные Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ по поручению Межпарламентского комитета и Интеграционного комитета в марте 1999 г. По мнению разработчиков, Рекомендации имеют типичный характер, и поэтому сочтено целесообразным опубликовать их <*>.

———————————

<*> См.: Журнал российского права. 1999. N 5 — 6.

Выделим задачи и принципы сравнительного анализа:

— сбор и анализ информации о состоянии национальных законодательств;

— определение средств и путей сближения национальных законодательств государств — участников Договора;

— выработка рекомендаций по развитию и процедурам сотрудничества государств — участников Договора в правовом обеспечении углубления интеграции в экономической и гуманитарной областях;

— предотвращение юридических коллизий в практике применения законодательных и иных нормативных правовых актов при решении вопросов, представляющих взаимные интересы государств — участников Договора.

Основными принципами проведения сравнительного анализа национальных законодательств являются:

— общность и приоритетность интересов государств — участников Договора в согласовании национального правового регулирования в рамках углубления интеграции в экономической и гуманитарной областях;

— согласованность национального правового регулирования на основах, приемлемых для государств — участников Договора;

— синхронность (или приближенность по срокам) принятия актов по вопросам углубления интеграционных процессов;

— последовательность этапов гармонизации национальных законодательств в соответствии с иерархией законодательных и иных правовых актов;

— приоритетность общепризнанных норм и принципов международного права над внутригосударственным законодательством;

— научность и системность подходов к проведению сравнительного анализа, его объективность и непротиворечивость выводов.

При проведении сравнительного анализа национальных законодательств следует исходить из следующих требований:

— полнота анализируемого законодательного и иного нормативного материала по заявленной тематике исследования;

— сопоставимость текстов законодательных и иных нормативных правовых актов по критериям: а) идентичности разрешаемых вопросов; б) соответствия предмета акта компетенции издающего его правотворческого субъекта; в) характера правовой регламентации (предписание, разрешение, запрещение);

— объективность анализа и оценок правовых актов.

Видами общих или согласованных правовых решений могут быть:

— составление общего словаря юридических терминов;

— признание равного объема прав граждан и юридических лиц;

— установление равных юридических режимов;

— введение единых норм (стандартов);

— определение согласованных процедур принятия правовых актов;

— признание юридических документов;

— установление общего порядка правовой защиты;

— аннулирование ранее установленных запретов, ограничений, льгот.

Критериями оценки сопоставляемых объектов сравнительно-правового анализа могут быть:

а) степень достижения с помощью правовых средств целей, установленных в интеграционных программах и решениях;

б) объективное отражение меры общего и особенного в национальном законодательстве каждого государства, их правовой инфраструктуры;

в) правильное применение из всего «набора» правовых средств тех способов сближения национальных законодательств, которые точно соответствуют готовности государств действовать на согласованной основе и реальному уровню развития экономических, социальных и политических отношений между ними;

г) обеспечение согласованности актов и рекомендаций интеграционных органов;

д) соблюдение правил юридической техники при отборе, оценке и корректировке правовых актов.

Результаты сравнительного исследования выражаются в подготовке:

— информационных обзоров, справок, заключений о состоянии действующих национальных законодательств государств — участников Договора по тематике исследования;

— предложений, рекомендаций о внесении изменений в национальные законодательства государств — участников Договора с целью исключения нормативных предписаний, препятствующих процессам сближения национальных законодательств;

— иных итоговых документов сравнительного исследования, содержащих предложения о путях и способах сближения правового регулирования в определенных сферах межгосударственного общения государств — участников Договора.

Таковы некоторые современные подходы к развитию концепции и практики сравнительного правоведения.








Яндекс.Метрика lists
lists