1 курс курсач ИОГП



Шифр 131776 ЗФК

Министерство транспорта Российской Федерации

Федеральное Агентство морского и речного транспорта

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Государственный морской университет

имени адмирал Ф.Ф.Ушакова»

ЗАОЧНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

Специальность: «Юриспруденция»

КУРСОВАЯ РАБОТА

по Истории отечественного государства и права на тему: № 28

Конституция 1918 г.: основные правовые принципы.

СТУДЕНТА ЗАОЧНОГО ФАКУЛЬТЕТА

1 КУРСА (б)

Чумаченко В.И.

Г.НОВОРОССИЙСК

2014 г.

План:

1. Введение………………………………………………………………стр. 3

2. Основная часть

2.1. История принятия Конституции 1918 г…………………………..стр. 5

2.2. Основные положения Конституции 1918 г.

2.2.1 Государственное устройство…………………………………….стр. 8

2.2.2. Советская избирательная система………………………………стр. 10

2.2.3. Права и свободы граждан по Конституции 1918 г……………стр. 15

2.2.4. Финансовая политика государства по Конституции 1918 г…стр. 19

3. Заключение………………………………………………………….стр. 20

4. Список использованной литературы………………………………стр. 24

Введение.

История России знает периоды постепенного развития своей государственности, когда поколение за поколением в рамках одной царствующей династии происходило развитие социальных и правовых институтов. Это поступательное движение вперед имело резкие взлеты (например, время реформ Петра Первого) и периоды постепенного развития. Развитие государства Российского на основе преемственности традиций шло веками. Но есть в российской истории и период, когда все действующие государственный институты были разрушены, а новые строились на принципиально новых принципах. Построенная на «обломках старого мира» партией большевиков Советская республика объединила вокруг себя отколовшиеся после распада царской империи национальные окраины в Советский Союз — СССР.

Это государство за невероятно короткий по историческим меркам период — семь десятилетий — прошло путь от состояния гражданской войны до супердержавы, интересы и влияние которой чувствовались в любой точке земного шара.

Историография социалистического периода истории России достаточно неоднозначна и противоречива. Литература советского периода пронизана коммунистической идеологией, российские авторы 90-х годов ХХ века бросились в другую крайность, когда за тоталитаризмом и коммунистической диктатурой не показывались реальные достижения юридической науки того периода. Все это стимулирует к творческому переосмыслению всего прочитанного. В трудах и учебных пособиях последнего десятилетия (авторы — В.Чиркин, О.Чистяков, В.Баглай) взгляд на советское конституционное строительство стремится к объективному рассмотрению столь сложной проблемы.

Начиная с первого дня своего существования Советское государство издает целый ряд актов конституционного характера. Это декреты: О мире и О земле; Декрет О суде и др., Обращение Петроградского ВРК «К гражданам России» и обращение II Всероссийского съезда Советов «Рабочим, солдатам и крестьянам». Важным правовым актом, который почти целиком вошел в первую Советскую Конституцию, была Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятая III Всероссийским съездом Советов 12 января 1918 г. Но формы власти и управления во многом складывались стихийно. Чтобы урегулировать этот процесс и закрепить те формы, которые соответствовали главным устоям новой государственности, была необходима официальная Конституция. Ее создание — переломный момент в становлении Советского государства[1].

Рождение Советского государства сопровождалось появлением Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятой 25 января 1918 г. III Всероссийским Съездом Советов. Она вошла в текст первой Советской Конституции и является ныне памятником права[2]. Некоторые авторы прямо называют декларацию – первым документом советской России носящей конституционный характер. Однако декларация в некоторых случаях может не являться конституционным документом, но содержать нормы ведущей отрасли права. Чаще всего она издается при разъяснении гражданам, общественности, мировому сообществу официальной политики в области межнациональных отношений или в связи с оценкой общественно-политической и экономической обстановки.

В истории Союза Советских Социалистических Республик — СССР насчитывается четыре официально принятых Конституции, соответственно 1918, 1924, 1936, 1977 годов. Изучению особенностей разработки, принятия и характерным чертам конституции 1918г. посвящена эта работа.

История принятия Конституции 1918г.

После прихода партии большевиков к власти в октябре 1917г. в результате вооруженного переворота для нее стал актуальным вопрос законодательного закрепления своего положения в качестве единственной правящей партии на территории России. Существовавшая до этого времени государственная система была разрушена полностью, для построения новой необходимо было принять основополагающие, имеющие конституционное значение законы. Победа Октябрьской революции и создание Республики Советов как одной из форм диктатуры пролетариата по мысли большевиков направлена была на разрушение старого буржуазного правопорядка и формирование нового советского правопорядка[3].

Каждая власть, ставшая таковой, особенно в результате переворота и тем более социальной революции стремится закрепить свою легитимность конституцией, утвержденной или всенародным референдумом или высшим представительным органом законодательной власти. Это важно также для упорядочения государственного аппарата, создаваемого новой властью, взаимоотношения центра и мест и т. д. И большевики это хорошо понимали. Уже на III Всероссийском съезде Советов приняты были такие важнейшие акты как «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и постановление «О федеральных учреждениях Российской Республики» заложившие основы будущей советской конституции. Тогда же (в январе 1918 г.) III Всероссийский съезд советов поручил ВЦИК разработать проект Конституции. Однако реально ВЦИК смог заняться вопросом о конституции лишь после ратификации IV Всероссийским съездом советов Брестского мирного договора.

Взгляды большевиков на право и его роль были сформулированы на основе обобщения исторического опыта европейских буржуазных революций и особенно самой радикальной из них Великой Французской революции конца XVIII в. Ведь именно в ходе этой революции наиболее решительно была разрушено и отброшено старое феодальное право, закреплявшее сословную структуру общества и сословные привилегии и ограничения, а также феодальную собственность и феодальные повинности.

Таким образом, исторический опыт подтверждает, что каждый новый класс, приходящий к власти, не может себя связывать законами свергнутых классов, и слова лидера большевиков В. Ленина о том, что «диктатура есть власть, опирающаяся на насилие, не связанное никакими законами» вовсе не означает, что в условиях пролетарской диктатуры не должно быть законов и законности, а лишь произвол и анархия[4]. Это значит, что власть не связана какими-либо законами, исходящими не от самого господствующего класса. Наоборот, именно господствующий класс диктует законы и, по мере формирования своего государственного аппарата, судов, правоохранительных органов и установления контроля за территорией и населением страны, добивается их претворения в жизнь. Отсюда и содержание законов определяется господствующим классом исходя из интересов укрепления его руководящего положения в обществе, проведения в жизнь программы преобразований, соответствующих его классовым целям, а вовсе не соображениями какой-либо абстрактной «справедливости».

Для того чтобы иметь средства на решение социальных проблем большевики считали необходимым превратить основные средства производства в общенародное достояние, то есть национализировать землю и ее недра (добычу полезных ископаемых), банки, крупную промышленность, внешнюю торговлю, железные дороги, торговый флот, средства связи и т. д.. Национализация рассматривалась как средство для устранения чрезмерной поляризации общества — концентрации невиданного богатства и роскоши в руках узкого слоя финансово-промышленной элиты и тесно связанной с ней высшей бюрократии и относительного обнищания широких масс трудящихся.

Национализация основных средств производства и государственное регулирование экономики призваны были по мысли большевиков, перераспределить доходы от производства от частного паразитического потребления социальных верхов на обеспечение социальных программ в интересах основной массы трудового населения страны[5].

Реализация столь грандиозной программы была рассчитана на долгосрочную перспективу. Ближайшей задачей являлось конституционно-правовое закрепление становления советского государства.

Конституция РСФСР 1918 г. была первой в истории конституций Советской социалистической республики. По предложению В.И. Ленина первый раздел Конституции составила принятая III съездом Советов в январе 1918 г. «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа».

Эта декларация, состоявшая из 16 статей, представляла собой первый конституционный акт Советской республики, закрепивший результаты Октябрьской революции и провозгласивший основные принципы нового социалистического государства. Проект декларации был написан В.И. Лениным.

В обращении II Всероссийского съезда Советов «Рабочим, солдатам и крестьянам», «О полноте власти Советов», в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» — документе конституционного значения, принятом III Всероссийским съездом Советов, законодательно провозглашалось принципиальное положение, что вся государственная власть целиком и исключительно принадлежит трудящимся города и деревни в лице их полномочных органов — Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Соответственно за трудящимися закреплялось право избирать и быть избранными в Советы[6].

Основные положения первых декретов Советской власти затем были развиты и конкретизированы в первой Советской Конституции — Конституции РСФСР 1918 года, принятой V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г.

В Конституции была сформулирована основная задача Советского государства — уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, подавление свергнутых эксплуататоров и установление социалистической организации общества. В Конституции указывалось, что первыми шагами на пути реализации этой задачи являются: национализация (социализация) земли и ее недр, лесов, банков, аннулирование кабальных иностранных займов, переход основных командных высот управления народным хозяйством (в том числе заводов, фабрик и рудников общегосударственного значения, железных дорог, морского и речного транспорта и т. д.) в руки Советской власти.

Государственное устройство

В Конституции закреплены основные принципы советской федерации. Она включила в себя целиком Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа, а, следовательно, и все статьи о федерации, содержавшиеся в ней. Кроме того, вопросы федеративного устройства нашли отражение в других частях Основного закона.

Статья 11 Конституции закрепила то важное положение, что “Советы областей, отличающихся особым бытом и национальным составом, могут объединяться в автономные областные союзы. Эти автономные областные союзы входят на началах федерации в Российскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику”.

Таким образом, Конституция вполне четко определила форму федерации для России — государство с автономными включениями. Членами федерации являются автономные областные союзы. Их нужно отличать от неавтономных областных объединений, также предусмотренных статьей 11 Конституции 1918 года[7].

В статье 49 Конституции была определена компетенция высших органов власти РСФСР. Здесь же затрагивались взаимоотношения центральной власти с областными союзами.

В качестве важнейшего принципа советской федерации закреплялась добровольность объединения. Статья 2 говорит, что РСФСР “учреждается на основе свободного союза свободных наций”. Статья 8 отмечает стремление создать “действительно свободный и добровольный. . . союз трудящихся классов всех наций России”. Этот принцип вытекал из национальной программы Коммунистической партии — права наций на самоопределение вплоть до отделения.

Добровольность объединения народов в РСФСР проявилась уже в начальный период формирования Российской Федерации. Характерной чертой процесса образования первых автономных республик в 1918 г. было, как уже отмечалось, провозглашение их снизу, по непосредственному волеизъявлению самих трудящихся масс, руководимых местными органами партии и Советской власти[8].

Конституция закрепила национально-территориальный принцип формирования Российской Федерации. Федерация являлась не самоцелью, а средством разрешения национального вопроса. В. И. Ленин подчеркивал, что Маркс и Энгельс, будучи противниками федерации в принципе, в то же время считали ее “шагом вперед” в деле разрешения национального вопроса.

Национально-территориальный принцип означает, что членство в федерации строится на основе выделения определенной территории, компактно населенной людьми той или иной национальности. Практика осуществления этого принципа впоследствии привела к серьезным осложнениям в государственном строительстве. Однако в условиях 1918 года, как уже отмечалось, не следовать ему было невозможно[9].

Конституция РСФСР закрепила сложившуюся систему органов власти и управления. Высшими органами власти и общего управления являются Всероссийский съезд Советов, ВЦИК и Совнарком. Конституция упоминает также статья 45 о Президиуме ВЦИК, но сколько-нибудь полно его правовое положение не раскрывает. Органами отраслевого управления согласно Конституции являются народные комиссариаты, которых теперь стало восемнадцать.

.

Советская избирательная система

Российскому самодержавию был чужд сам принцип выборности государственных органов. Оно допускало выборы с большой неохотой, в предельно ограниченных размерах и лишь вынуждаемое революционным движением. Так, ситуация времен проведения крестьянской реформы заставила создать земское самоуправление с его выборными органами, революция 1905 г. привела к созданию Государственной думы с надлежащим избирательным законом.

В царской России, по существу, не было единого избирательного права. Избирательные законы наслаивались по мере создания того или иного выборного органа. Действовал особый порядок выборов в Государственную думу и Государственный совет. По-другому избирались органы земского и городского самоуправления. Свои правила существовали и для сословных учреждений.

Правда, наиболее общие принципы избирательного права были, конечно, едиными. Это вытекало из самой природы общественного и государственного строя Российской империи. Так, при создании Положения о выборах в Государственную думу от 6 августа 1905 г. были использованы основные начала организации выборов в земские органы самоуправления.

Характернейшей чертой царского избирательного права был его антидемократизм. Это проявлялось, прежде всего, в определении состава избирательного корпуса, т.е. круга избирателей, который был ограничен самыми разнообразными цензами[10].

Царское правительство, смирившись с необходимостью создания представительных органов, хотело тем не менее обеспечить их послушность, что зависело в первую очередь от состава избранных, а этот состав — от круга избирателей.

Статья 9 Положения о выборах в Государственную думу от 3 июня 1907 г. прямо перечисляла категории населения, лишаемые избирательных прав. Это, прежде всего, женщины, общее бесправие которых дополнялось таким образом и политическим бесправием. Лишалась избирательных прав молодежь до 25 лет, ибо царизм боялся этой наиболее взрывчатой части народа. Специально оговаривалось отстранение от выборов учащихся, ибо студенчество широко участвовало в революционном движении. По западноевропейской традиции лишались права голоса военнослужащие, что прикрывалось фальшивым лозунгом «Армия — вне политики». В действительности это устраняло от политической жизни миллионы трудящихся, из которых в основной массе состояли вооруженные силы. Не участвовали в выборах «бродячие инородцы», т.е. кочевые народы. В царском манифесте от 3 июня 1907 г. прямо говорилось, что «Государственная дума должна быть русской по духу».

Разумеется, закон не допускал к выборам иностранных подданных. Для пассивного избирательного права было еще одно национальное ограничение: депутатами Государственной думы не могли быть лица, не знающие русского языка.

Царизм не мог прямо лишить избирательного права трудящихся. Но он сделал все, чтобы ограничить их представительство. Главным средством для этого явился имущественный ценз. Закон подробно и скрупулезно перечисляет, какие имущество, доходы, квартиру нужно иметь, чтобы получить право голоса. Если же ни того, ни другого, ни третьего в нужном объеме нет, — нет и избирательных прав.

Лишение избирательных прав могло иметь место и при совершении довольно широкого круга преступлений и некоторых иных неблаговидных поступков. В первую очередь, конечно, политические преступления влекли за собой такие последствия[11].

II Всероссийский съезд советов рабочих и солдатских депутатов, открывшийся вечером 26 октября 1917 года, узаконил свержение Временного правительства и провозгласил, что «вся власть на местах переходит к советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».

Формально советы являлись высшими органами власти, но на практике их деятельность контролировалась большевистским руководством. Такие советы не оставляли места институтам выборного представительства, учрежденным в период деятельности Временного правительства. Беспрепятственная ликвидация Учредительного собрания, земского и городского самоуправления показала отсутствие в России прочной базы или какой-либо широкой народной поддержки институтов и принципов буржуазной демократии.

Необходимость раздела об избирательном праве в Конституции была очевидна с самого начала. Уже на первом заседании Конституционной комиссии ВЦИК.

В период с 1918 по 1936 год выборы в РСФСР и в СССР, как и в дореволюционный период, не были последовательно демократичными.

Выборы не были всеобщими. Активное и пассивное избирательное право имели граждане РСФСР, которым ко дню выборов исполнилось 18 лет. Избирательное право получили все граждане, добывавшие средства к жизни производительным и общественно-полезным трудом. Это были рабочие и служащие всех видов и категорий, занятые в промышленности, торговле, сельском хозяйстве и пр., крестьяне и казаки-земледельцы, не пользующиеся наемным трудом с целью извлечения прибыли.

В советский электорат входили все занятые домашним хозяйством, обеспечивающие для первых категорий возможность заниматься производительным трудом. Избирательным правом обладали военнослужащие, в том числе не достигшие 18 лет. Граждане, входящие в категории, перечисленные выше, но потерявшие в какой-нибудь мере трудоспособность, также являлись полноправными избирателями[12].

Не получили избирательного права лица, жившие на нетрудовые доходы. Это были лица, жившие на проценты с капитала, имевшие доходы с предприятий, поступления с имущества и т. п. В категорию «лишенцев» попали частные торговцы, монахи и духовные служители церквей и религиозных культов, служащие и агенты бывшей полиции, члены царствовавшего в России дома. Исключались из выборного процесса душевнобольные и осужденные. По данным советских авторов, в числе «лишенцев» находилось от 2 до 8% тех граждан, которые по возрасту могли бы участвовать в выборах.

Выборы не были равными. Советская власть не очень доверяла крестьянству и фактически воспроизвела пропорции представительства в городах и в сельской местности. Во Всероссийском съезде Советов один депутат от городского совета представлял 25000 избирателей, а один депутат от губернских советов – от 125000 губернских жителей. Соотношение 1 к 5 позволяло депутатам от рабочих не «тонуть» среди депутатов от менее сознательного крестьянства.

не большевики были изобретателями неравенства норм представительства рабочих и крестьян. Первое Всероссийское совещание советов рабочих и солдатских депутатов, проходившее с 29 марта по 2 апреля 1917 года, выработало норму представительства для рабочих и солдат – в среднем 1 человек от 25 тыс. избирателей. На этом совещании в большинстве были меньшевики и эсеры. А в апреле 1917 года эсеровское организационное бюро Всероссийского союза крестьянских депутатов выработало для выборов на Первый съезд крестьянских депутатов другую норму представительства, а именно: 1 депутат от 150 тыс. населения и не менее 1 – от уезда. Фактически неравные нормы представительства меньшевики и эсеры выработали «против себя», а большевики этим просто воспользовались.

Конституция закрепила принцип многостепенности выборов. Прямые выборы производятся только в органы власти населенных пунктов — городов и селений. Уже в волостные органы непосредственное представительство граждан исключается. Волостные съезды Советов составляются из представителей всех сельских Советов волости из расчета один депутат на каждые 10 членов Совета. Здесь, таким образом, выборы двухстепенные. На сельских сходах выбирались делегаты волостных советов, которые из своего состава формировали состав уездного съезда. Уездные съезды и городские советы делегировали участников на губернский съезд, на котором собственно и происходило избрание депутатов всероссийских и всесоюзных съездов Советов. Прямым голосованием при участии всех жителей, имевших право голоса, избирались сельские советы. Они создавались в селениях, насчитывающих не менее 300 жителей. Один депутат приходился на каждые 100 жителей. Для городских избирателей выборы были двухстепенными. Представители сельского населения проходили четыре ступени[13].

Следует подчеркнуть, что для многостепенных выборов характерно избрание депутатов депутатами. То есть здесь нет категории специальных выборщиков, как это было в царском избирательном праве, единственная задача которых — избрать представительный орган или даже следующую коллегию выборщиков. Депутаты всех съездов Советов избираются депутатами нижестоящей ступени Советов.

Такая система, очень простая по организации и очень дешевая, позволяла вместе с тем избирать депутата, хорошо известного избирателям, часто выдвигаемого из их среды.

Выборы проводились в дни, устанавливаемые местными Советами. Единого для всей страны, даже для губернии, а порой и уезда дня выборов не устанавливалось, никакой, по сути дела, избирательной кампании не проводилось[14].

Конституция не определяла порядок голосования, оставляя его, как и другие вопросы производства выборов, на усмотрение местных Советов. Голосование, следовательно, могло быть как тайным, так и открытым Подобно всем демократическим свободам, активное и пассивное избирательное право обеспечено соответствующими гарантиями. Одной из них является создание специальных избирательных комиссий и присутствие на выборах представителя местного Совета. Впрочем, допускалось производство выборов и при отсутствии представителя Совета и избирательной комиссии. В этом случае их функции выполнял председатель избирательного собрания[15].

Другой гарантией является широкая гласность выборов, особенно в тех случаях, когда они производятся открытым голосованием. Она исключает всякую возможность фальсификации выборов.

Права и свободы человека

Первая советская Конституция РСФСР 1918 г. не содержала в себе специального раздела, посвященного статусу граждан новой, Советской России. Только в главе 5 раздела 2 содержится достаточно скромный набор прав и свобод, не выделенных при этом в отдельную главу и адресованных не всем гражданам, а только «трудящимся».

Конституция, в основном, концентрировала внимание на обязанностях граждан, основная из них – труд. Ст.18 закрепляла: Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика признает труд обязанностью всех граждан Республики и провозглашает лозунг: «Не трудящийся, да не ест!». Женский и мужской труд ничем не отличались, так как оба пола были уравнены, о чем речь пойдет дальше по тексту данной курсовой. Свобода как естественное условие равенства была отсечена в принципе[16].

В Конституции есть «право на жизнь» и «обязанность подчинения», вместе с тем, нет общепринятых свободы слова, печати, собраний, воинской повинности. Здесь закреплен принцип уравнительного распределения материальных и духовных благ, специально подчеркивая, что труд квалифицированный не дает никаких преимуществ в распределении благ перед трудом неквалифицированным.[17]

Используя для классификации конституционных прав и свобод критерий однородности материального содержания, который позволяет отличать экономические права от политических и личных, можно отметить, что Конституция содержала в себе, прежде всего, политические права и свободы: свобода выражения мнений (ст. 14), свобода собраний (ст. 15), свобода союзов (ст. 16) и, конечно, избирательное право (раздел 4).

На первое место среди прав и свобод в ст. 13 гл. 5 раздела 2 Конституции поставлена свобода совести, которая обеспечивалась за трудящимися, а также свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды, которая признается за всеми гражданами. В этой же статье подтверждалось отделение церкви от государства и школы от церкви.

Нормы данной статьи вобрали в себя положения целого ряда актов первоначального периода становления Советского государства, основным среди которых являлся Декрет «О свободе совести, церковных и религиозных обществах».

Исходя из анализа норм ст. 13 Конституции 1918 г., а также актов, выступивших в качестве ее правовых источников, и последующего советского конституционного законодательства, можно прийти к выводу, что в Советском государстве свобода совести и свобода вероисповедания практически совпадали, были тождественны. В советских конституциях 1970-х гг. прямо указывалось, что гражданам «гарантируется свобода совести, т. е. право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой» (ст. 52 Конституции СССР 1977 г., ст. 50 Конституции РСФСР 1978 г.). Таким образом, советские конституции с 1918 г. под свободой совести подразумевали право выбора религиозных убеждений – исповедовать какую-либо религию или же быть атеистом. При этом Советское государство, создавая видимость альтернативы в вопросе свободы вероисповедания, не скрывало своей антирелигиозной направленности, стремясь отделить граждан от религии, что оказалось гораздо сложнее, чем отделить церковь от государства и школу от церкви. Тем не менее, предпринимались все возможные меры для того, чтобы превратить советских граждан в атеистов.

Также, Конституция 1918 г. закрепила, что мужчины и женщины имеют равные права. Это было достижением пролетарской культуры. Впервые за историю России был закреплен конституционный принцип равенства двух полов, и это, несомненно, был шаг в освобождении, эмансипации женщины. Конституция России использовала преимущественно терминологию периода революционных преобразований. «Человек» как субъект права не был заявлен в Конституции 1918 г. «Гражданин», «трудящийся» — вот терминология конституционных норм первых послереволюционных лет. Эти конституционные понятия определили понимание меры свободы и равенства граждан в обществе. Гражданин имел те права, которое ему предоставило государство. Он имел те свободы, которые ему были определены. Исходя из представления пролетарского государства, мужчина и женщина имели одинаковый статус, они были равны. Они были «трудящимися» или в соответствии со ст. 7 Конституции 1918 г. — «трудящимися массами». Тендерная экспертиза этих конституционных положений дает основание для принципиального вывода: классовая идеология привела к обезличиванию человека, личности, в том числе и путем нивелировки тендерных характеристик[18].

Тендерные понятия также не чужды Конституции 1918 г. В разделе 4, озаглавленным «Активное и пассивное избирательное право», нет указания на пол. Есть лишь обобщающая формула «лица обоего пола». Право женщин избирать и быть избранным было традиционно по-шовинистически мужским. Женщины были допущены к избирательным урнам, могли быть избраны в органы власти. Но это допущение было принципиально по-новому пролетарским. По-новому пролетарским означало, что женщина должна была иметь одно единственное подтверждение своего права для участия в выборах – она должна была быть «единицей», занятой домашним хозяйством, и она должна была быть «единицей», обеспечивающей субъекту возможность производительного труда, т.е. два условия для участия в выборах были по-пролетарски обозначены и соединены с признаком женского пола. Таким образом, очень селективно, по пролетарски упрощенно были закреплены избирательные права женщин. Но это был большой шаг вперед.

По-особому решает Конституция вопрос о праве на образование. В середине 1918 г. страна, разоренная войной, режимом царского и Временного правительств, не имела материальных средств для развертывания широкой работы по просвещению. Еще труднее было найти необходимое количество преподавательских кадров. В стране вообще был невысок процент интеллигенции, к тому же отнюдь не все старые преподаватели хотели сотрудничать с Советской властью.

Советская власть провела полную перестройку школьного образования. Все учебные заведения были переданы в ведение государства, школа отделена от церкви. Вводилось совместное обучение мальчиков и девочек. 23 декабря 1917 г. страна перешла на новое русское правописание, облегчившее усвоение грамоты. Большая работа стала проводиться по ликвидации неграмотности и политическому просвещению взрослого населения. По всей стране возникли кружки ликвидации неграмотности, курсы, вечерние школы. Открывались новые библиотеки, читальни.

Статья 19 Конституции РСФСР предоставляла трудящимся право защищать революцию с оружием в руках. Закон подчеркивает, что это не обычное, а почетное право. Подчеркивается и другой момент — право носить оружие имеют только трудящиеся, нетрудовые элементы его лишены. Больше того, Конституция провозглашает «полное разоружение имущих классов». Характерно, что ст. 19 говорит не о мужчинах, а о трудящихся вообще. Она не лишает, следовательно, этого почетного права и женщин. На практике так и было. Многие женщины наряду с мужчинами служили в Красной Армии, некоторые отличились на фронтах гражданской войны.

Право носить оружие, как и все другие права советских граждан, не ограничивалось национальной принадлежностью. Трудящиеся всех народов и наций в равной мере могли участвовать в защите завоеваний революции. Красная Армия с самого начала была интернациональной.

Понимание свободы в Конституции 1918 г. шло через отрицание эксплуатации человека человеком. Это была суть пролетарского понимания свободы — свободы от эксплуатации. По сути, Конституция 1918 г. была антифеодальной, антикрепостнической, поскольку была направлена на преодоление зависимости человека, будь то мужчина или женщина, от тех, кто его угнетал. Не случайно идея равенства в Конституции 1918 г. имела строго идеологическое содержание. Она была наполнена идеей борьбы с эксплуатацией: «равны в свободе от эксплуатации граждане обоего пола».

Финансовая политика по Конституции 1918г.

Бюджетному праву был посвящен пятый раздел. В этом разделе Конституции определялись содержание и основные задачи финансовой политики Советского государства, основы бюджетного устройства. Принципиальные, коренные изменения содержания и роли финансов отразились в составе доходов и расходов государственного бюджета: увеличилась доля поступлений от государственных предприятий и имуществ и резко возросли затраты на финансирование народного х-ва и социально-культурных мероприятий при резком снижении военных расходов и платежей по государственному долгу. Были образованы двухмиллиардный фонд для оказания помощи национализированным предприятиям и миллиардный фонд для социалистических задач. Предусматривались крупные ассигнования на строительство оросительных систем, железнодорожных линий, электростанций в республиках Средней Азии, в Поволжье, Приуралье[19].

Также Конституция определила приоритетность целей государства над интересами собственников, и определила, что Всероссийский съезд Советов или Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов будет определять какие виды доходов и сборов будут входить в бюджет.

Заключение

Конституция 1918 г. явилась первой Советской Конституцией, первой в истории человечества Конституцией социалистического государства.

Она сложилась в сложное для страны, неустойчивое для власти время, но тем не менее она отражала основной политический и правовой статус будущей Советской державы.

Она закрепила основные принципы советской демократии, организации государственного единства, демократическую структуру государственного механизма, наиболее демократичную для своего времени избирательную систему[20].

Конституция 1918 г. была вместе с тем законом переходного от капитализма к социализму периода, законом первого этапа истории Советского государства, государства диктатуры пролетариата. Она отмечала наличие эксплуататоров в нашей стране и ставила задачу их беспощадного подавления, уничтожения всякой эксплуатации человека человеком, установление социалистической организации общества. Авторы Конституции заглядывали и дальше — они рассчитывали и на перспективу полного устранения деления общества на классы и победы социализма во всех странах.

Конституция обладала рядом особенностей, о которых стоит упомянуть в Заключении данной работы:

1. По сравнению со всеми последующими советскими конституциями она, как первая Конституция, не опиралась на принцип преемственности конституционного развития, определяла основы устройства общества на конституционном уровне впервые, руководствуясь при этом лозунгами, под которыми шли к власти большевики во главе с Лениным, и опираясь на первые декреты советской власти, принятые до середины 1918 г.

2. Данная Конституция полностью зачеркнула весь предшествующий государственно-правовой опыт прежней России, не оставила камня на камне от государственных институтов и структур последней.

3. Из всех советских конституций она была в наибольшей степени идеологизированной, носила открыто классовый характер. В ней полностью отрицалась общедемократическая концепция о народе как носителе и источнике суверенитета государства. Она утверждала власть за Советами, за рабочим населением страны, объединенным в городских и сельских Советах. Конституция напрямую утверждала установление диктатуры пролетариата. Руководствуясь интересами рабочего класса в целом, Конституция лишала отдельных лиц и отдельные группы лиц прав, которые эти лица или группы лиц использовали в ущерб интересам социалистической революции.

4. Конституция 1918г. отличается от последующих также значительным количеством программных положений, определяя во многих своих статьях цели, на достижение которых в будущем направлена Конституция. Это относится к положениям о федеративном устройстве России, учрежденном при фактическом отсутствии субъектов, к фиксированию некоторых прав граждан, нацеленных на возможность их реализации в будущем. В Конституции большое количество «целевых» статей.

5. К числу отличительных черт Конституции 1918г. относится выход ее норм и положений за рамки внутригосударственного регулирования. Она включает установления чисто политического характера, причем ориентированные на все мировое сообщество. Так, в ст. 3, закреплялось: «Ставя своей основной задачей уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы беспощадное подавление эксплуататоров, установление социалистической организации общества и победы социализма во всех странах…». В ст. 4 выражена непреклонная решимость вырвать человечество из когтей финансового капитала и империализма.

6. Следует указать и на такую особенность Конституции 1918г., как открытое признание применения насилия в целях утверждения принципов нового социалистического строя. Эта черта не характерна для последующих советских конституций. Так в ст. 3 Конституции говорится об уничтожении паразитических слоев общества, о беспощадном подавлении эксплуататоров. Конституция закрепляла насильственное уничтожение частной собственности, допускала ее принудительное безвозмездное изъятие.

7. С точки зрения юридической техники, относящейся к правовому оформлению государственно-правовых институтов, обычно четко выделяемых в конституциях, Конституция 1918 г. была в значительной своей части несовершенной, что объяснялось и объективными факторами. Отсутствие субъектов федерации не позволяло выделить соответствующий раздел в Конституции. Не мог еще быть в обобщенном виде представлен и раздел об основах общественного строя, поскольку последний еще только закладывался[21].

Все отмеченные особенности Конституции 1918 г. характеризуют ее как конституцию революционного типа, принимаемую в результате насильственного изменения общественного и государственного строя, отвергающую все прежние правовые установления, существующие до переворота или революции.

Также Конституция 1918 г. послужила правовой базой для последующего создания и функционирования советского законодательства и формирования механизма государственной власти и ее структур.

Сама же политическая система, которая была создана Конституцией 1918 г. практически не была изменена последующей Конституцией 1925 г. и просуществовала и далее, вплоть до 1938г.

Причиной замены Конституции 1918г. Конституцией 1925 а. явилось объединение РСФСР с другими независимыми республиками в Союз ССР и принятие первой Конституции СССР 1924 г.

Первую Советскую Конституцию-Основной Закон РСФСР 1918 г.-по праву называют Ленинской. Историческая «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», написанная В. И. Лениным,-важнейший раздел Конституции, определяющий все ее содержание. Конституция явилась воплощением ленинских идей о строительстве и функционировании Советского социалистического государства, о пролетарской демократии. Весь ход разработки первой Советской Конституции шел при неослабном внимании В. И. Ленина, на основе его указаний. А разработка окончательного проекта Основного Закона РСФСР была осуществлена непосредственно В. И. Лениным и руководимой им Комиссией ЦК РКП (б)[22].

На основе данной Конституции в дальнейшем были разработаны Конституции братских социалистических республик.

Если же говорить о значении Конституции 1918 г. в призме исторической науки, то оно заключалось, как было указано выше в тексте работы, в создании правовой базы для последующего законотворчества. Однако более существенным было ее воздействие на всю сферу социальных и политических преобразований в стране: она подвергла пересмотру всю старую систему общественных отношений, декларировав новые принципы и социальные ценности. Вместе с тем она закрепила реальные механизмы власти и формирования ее структур, положив в их основания новую идеологию.

Список использованной литературы:

[1] История Государства и права России: Учебник для вузов / Под ред. С.А. Чибиряева – 1998.

[2] История Советской Конституции в документах. — М., 1957. — С. 102—103.

[3]   История государства и права России: учеб./ Исаев Игорь Андреевич. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2005. — 797с. 

[4] Российское законодательство X– XX веков : в 9 т. / Под ред О. И. Чистякова. М., 1994

[5]   История государства и права России: учеб./ Исаев Игорь Андреевич. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2005. — 797с. 

[6] История государства и права России: учеб. для вузов (спец. «Юриспруденция») / под ред. Ю.П. Титова. — М.: Проспект: ТК Велби, 2006 – 575 с.

[7] История государства и права СССР / Под ред. Ю.П. Титова. — М.: Юридическая литература, 1988. — 543 с

[8] История Советской Конституции в документах. — М., 1957. — С. 102—103.

[9]   История государства и права России: учеб. / Исаев Игорь Андреевич. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2005. — 797с. 

[10]   История государства и права России: учеб./ Исаев Игорь Андреевич. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2005. — 797с. 

[11] Исаев И. А. История государства и права России: учебное пособие. М.: ТК Велби Изд. Проспект, 2008. 336 с.

[12] Исаев И. А. История государства и права России: учебное пособие. М.: ТК Велби Изд. Проспект, 2008. 336 с.

[13] Российское законодательство X– XX веков : в 9 т. / Под ред О. И. Чистякова. М., 1994 т8 – 913с.

[14] Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. – 287с.

[15] Сырых В.М. История государства и права России. Советский и современный периоды. М., 2004 – 583 с

[16]   История государства и права России: учеб./ Исаев Игорь Андреевич. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2005. — 797с. 

[17] Верт Н. История советского государства. М., 1998. – 385с.

[18] Верт Н. История советского государства. М., 1998. – 385с.

[19]   История государства и права России: учеб. / Исаев Игорь Андреевич. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2005. — 797с. 

[20] Рогов В.А. История государства и права России IX — начала XX вв. Учебник для вузов. — М.: Теис, 2005. — 263 с.

[21] Хрестоматия по истории государства и права России. Составитель Ю.П. Титов. М., 2005. — 183с

[22] Сырых В.М. История государства и права России. Советский и современный периоды. М., 2004 – 583 с






lists
lists